Ирина Прокопюк: Из «Кафы» реклама практически исчезла, потому что бизнес в Крыму замер

«Телекритика» начинает серию блиц-интервью с крымскими журналистами и медиаменеджерами о том, как изменились их условия работы после начала военной оккупации и последующей аннексии Крыма Российской Федерацией. Не ощущают ли крымские медийщики давление новой власти? В каких технических условиях работают, что собираются делать дальше? Как оценивают освещение «крымского вопроса» центральными украинскими СМИ? Эти и другие вопросы мы задаем представителям независимых крымских медиа и журналистам-фрилансерам.

Первой своими ощущениями и видением происходящего с «Телекритикой» поделилась издатель газеты «Кафа» из Феодосии Ирина Прокопюк.

— Ирина, в каких технических условиях работает редакция в настоящее время? Сталкиваетесь ли с проблемами с электроснабжением, телефонной связью, интернетом?

— Пока всё в порядке. Нам очень повезло — мы оказались на линии электроснабжения и интернета, которая принадлежит МЧС.

— Что на данный момент происходит с вашим изданием? Не ощущаете ли давления?

— К нам не было претензий со стороны властей или других лиц, кроме угроз в социальных сетях бросить коктейль Молотова в окно редакции.

— От кого исходили эти угрозы?

— Как я понимаю, это люди из числа феодосийского казачества.

— Как ваша редакция собирается работать в условиях оккупации? Планируете ли уезжать?

— Мы планируем продолжать выход газеты. Правда, совсем не знаем российских законов ведения бизнеса, и в частности газетного бизнеса. Сейчас будем жить в переходном периоде. Газета зарегистрирована именно в Крыму, в этом есть свой плюс — может быть, её не нужно будет прямо сейчас регистрировать заново.

Я предвижу несколько сложностей. Первая — это совсем иная степень свободы слова. Так, в России призыв о возвращении Крыма к Украине повлечет за собой уголовную ответственность для человека, который этот призыв озвучил. И может быть причиной закрытия СМИ, в котором такой призыв был процитирован.

Вторая проблема — техническая. Как теперь вести свой бизнес в Крыму? Нам нужно закрывать украинское предприятие и вновь его открывать как российское? Какие будут налоги? Никому ничего неизвестно, всё в подвешенном состоянии.

Третий вопрос — прекрасный проект закона «Об обеспечении прав и свобод граждан на временно оккупированной территории Украины», который Верховная Рада Украины планирует принять в ближайшие дни. Этот закон обяжет меня как гражданку Украины закрыть газету. Потому что такая сертифицированная деятельность, как издательство газеты на оккупированной территории (в Крыму), будет являться преступлением. У меня в редакции работают 40 человек. Всех уволить — это самый простой выход, который может быть. Лишить возможности получать информацию 100 тысяч читателей газеты «Кафы», которые покупают её трижды в неделю?

— Каковы настроения журналистов Крыма — кого поддерживают большинство из них? Как они видят свое дальнейшее будущее?

— 25% журналистов «Кафы» сообщили мне, что не могут работать в рамках таких жёстких законов, сослались на семейные обстоятельства и планируют уехать из Крыма. Кто-то не уедет, будет оставаться здесь и смотреть на меня с надеждой до тех пор, пока я буду издавать газету…

Я никогда не спрашивала своих сотрудников, за что они идут голосовать. Участие в «референдуме» было делом каждого. И я считаю, журналист тоже имеет право на собственное мнение, за которое он не должен отчитываться перед начальством. Я могу о нём только догадываться.

— Поддерживают ли вас Украина и организации-доноры?

— Нет, мы не получаем грантов в настоящее время. Последний закончился весной прошлого года, он поддерживал «Школу журналистики для школьников».

Да, сейчас всё очень плохо, рекламы всё меньше. Закрылась «Комсомольская правда в Крыму», газета «Вести. Крым», еще несколько газет. Из «Кафы» тоже реклама практически исчезла, потому что бизнес в Крыму замер. Бизнес ждёт — и не дождётся, на мой взгляд — подъёма. И я не знаю, как буду себя вести как издатель в этой ситуации.

То, что украинские компании перестали давать рекламу в крымской прессе, я считаю элементом предательства. Ведь вне зависимости от политической ситуации в Крыму потребительские предпочтения крымчан остались прежними. Мы всё равно пьём украинское пиво, едим украинскую крупу, обслуживаемся в украинских банках. И та ситуация, что бизнес Украины полностью вышел из рекламного пространства Крыма, значит, что просто сдали крымскую прессу.

— На ваш взгляд, насколько адекватно сейчас украинские СМИ освещают события в Крыму? Чего им недостаёт? В чём они правы и сильны?

— Я читаю в основном интернет-издания. Liga.net, «Подробности», «РБК-Украина» достаточно объективно освещают происходящее в Крыму.

Недостаёт им, наверное, собственных корреспондентов в Крыму. Но к этому у меня никаких претензий нет, потому что приезжий журналист здесь сталкивается с совершенно внятной угрозой. Мы-то здесь живём, можем сказать: «Вот я крымская, вот моя прописка, вот я здесь живу». И, скорее всего, местных журналистов не будут гнобить, похищать и увозить куда-то…

Мы видели, сколько проблем возникло у операторов Babylon`13 (операторы Ярослав Пилунский и Юрий Грузинов шесть суток находились в плену крымской «самообороны». — ТК). Последствия этого они будут лечить месяцы.

Может быть, не нужны такие жертвы? Журналист — это очень опасная профессия. Но в Крыму представители СМИ находятся в эпицентре даже не боевых действий. Сейчас здесь игра без правил.

— Насколько адекватно представление о причинах и следствиях произошедшего у жителей Украины, у украинской власти?

— Как и в случае с возможным принятием закона об оккупированной территории, украинская власть совершенно не думает о людях, которые находятся в Крыму. По данным «референдума», 93% жителей Крыма проголосовало «за» присоединение к России. Но де-факто это не так, и украинская власть об этом знает. Но под коллективную ответственность подставляют всех крымчан. Если мой сосед справа и сосед слева не платит за электричество, но при этом от энергоснабжения отключают весь наш дом, я задаю себе вопрос: «А я в чём виновата? Я-то платила всё время». И сейчас те люди, которые действительно поддерживали Украину, оказываются в одной лодке с теми, кто не платил и не поддерживал.

Что касается мнений о ситуации в Крыму, я могу рассказать о том, что происходит здесь. Есть люди, которые по-прежнему в эйфории: «Рос-сия! Рос-сия!». Есть люди, которые начинают понимать, что пенсия, которую они получат в этом месяце, будет такая же, как в Украине, только в рублях. Она будет той же, просто её умножили на 3,8, и, на самом деле, она будет даже меньше: на эти рубли они смогут даже меньше купить еды, чем они бы купили на гривны. Заставит ли их это задуматься, я не знаю.

— Какие уроки мы все должны извлечь и как украинским медиа освещать события, действия разных сторон дальше?

— Я не знаю ответа на этот вопрос. Если бы знала, я бы по-другому строила освещение событий, которые у нас были. Одно знаю точно: СМИ не должны становиться на путь пропагандизма. Их задача — освещать адекватно события и давать разные точки зрения на то, что происходит в регионе. Если у нас вчера был штурм воинской части, где захватили украинских морпехов, но при этом кто-то говорит о том, что некоторые украинские морпехи были нетрезвы, то стоит ли это замалчивать? Это просто пример.

 Фото предоставлено Ириной Прокопюк

Источник: «Телекритика»

Leave a comment

медиа-новости

все медиа-новости

Message from server: Gone. Check in YouTube if the id investigatorchannel belongs to a user. To locate the id of your user check the FAQ of the plugin.